История

«Более или менее единое государство»: историк Сергей Перевезенцев — об итогах Люблинской унии между Польшей и Литвой

455 лет назад, 1 июля 1569 года, заседавшие в городе Люблин сеймы Королевства Польского и Великого княжества Литовского подписали соглашение о создании единого государства Речи Посполитой, известное также как Люблинская уния. Три дня спустя этот документ был официально ратифицирован королём Сигизмундом II. Новое государство стало одним из самых больших в Европе. Однако предоставление местному дворянству обширных прав оказалось миной замедленного действия, приведшей в итоге к утрате суверенитета и развалу Речи Посполитой. В интервью RT профессор МГУ им. М.В. Ломоносова, секретарь Союза писателей России, доктор исторических наук Сергей Перевезенцев рассказал о Люблинской унии и об исторических последствиях её подписания.

«Более или менее единое государство»: историк Сергей Перевезенцев — об итогах Люблинской унии между Польшей и Литвой

  • «Люблинская уния», картина Яна Матейко, 1869 год
  • © Public domain

— Процесс создания союза между Польшей и Литвой начался ещё в XIV веке с момента заключения Кревской унии 1385 года. Как выглядело межгосударственное объединение, созданное по её итогам и почему ещё почти два столетия Польша с Литвой существовали как отдельные государства?

— Кревская уния была династической. В Польше в это время оборвалась по мужской линии правящая династия. И поляки долго не могли решить, кто должен находиться на престоле. В конце концов, они решили обратиться к великому князю литовскому Ягайло с предложением жениться на дочери умершего польского короля Людовика I Великого — Ядвиге, и принять престол Польши. Главным условием было, чтобы Ягайло принял католичество. Ягайло согласился, и занял польский престол с новым именем — Владислав II Ягелло. Однако Литва и Польша единым государством при этом не стали, а были объединены только личностью монарха. Правда, с начала XV века между дворянством Польши и Литвы началось своеобразное «взаимопроникновение», но одностороннее.

Литовская знать понемногу принимала польские обычаи. Была подписана Городельская уния, согласно условиям которой литовские дворяне вносились в списки польской шляхты, но только те, кто приняли католичество. Литовская знать постепенно ополячивалась, большинство литовцев приняли католичество. Но всё же на протяжении XV и большей части XVI веков Литва и Польша были отдельными государствами с собственными сеймами (собраниями дворян), законами, войсками, со своей особой казной, хотя оба государства и возглавляли потомки Ягайло — представители династии Ягеллонов.

— Что привело к подписанию Люблинской унии 1569 года и что представляло собой созданное по её итогам государство Речь Посполитая?

— Великое княжество Литовское было ощутимо больше Польши по территории, а основная часть его населения была православной по вере и русской по этнической принадлежности. Так вышло потому, что в результате монгольского нашествия в XIII веки земли Руси были расколоты и значительная часть из них оказалась под властью Литвы. С конца XV века Литва вела постоянные войны с Русским государством, так как московские князья поставили перед собой цель собрать все русские земли воедино. Все русско-литовские войны конца XV — первой половины XVI века закончились победами России.

В период, предшествовавший заключению Люблинской унии, Русское государство вело Ливонскую войну, в ходе которой Ливонский орден был разбит, а Великое княжество Литовское приближалось к поражению. Литовская знать начала искать поддержки у польской, склоняя Польшу к участию в войне с Русским государством. На этом фоне и возникла идея о создании единого польско-литовского государства. За эту идею ухватился и Сигизмунд II Август, который в тот период был монархом обоих государств. Дело в том, что Польша изначально складывалась как шляхетское государство. Огромное влияние в ней имели крупные дворянские семейства — магнаты. А власть короля была очень сильно ограничена. Вот Сигизмунд II и понадеялся на то, что в новом едином государстве он сможет укрепить собственную власть. Польская шляхта в свою очередь рассчитывала на присвоение литовских земель, а католическая церковь — на окатоличивание русского православного населения Великого княжества Литовского.

  • Ягайло и Ядвига, памятник к 500-летию Кревской унии
  • © Public domain

В начале 1569 года в Люблине начали заседать сеймы шляхты Королевства Польского и Великого княжества Литовского. Они проходили очень тяжело, в бесконечных спорах о правах дворянства, о том, кто кому что должен. В итоге поляки заставили литовское дворянство принять свои правила игры. Единственное, что им тогда не удалось сразу сделать — утвердить католицизм в качестве господствующей религии, сохранялись договорённости о том, что жители нового государства — Речи Посполитой — имели возможность исповедовать православие или протестантизм.

Фактическая власть в Речи Посполитой принадлежала шляхте, в первую очередь — польской. Надежды Сигизмунда II на укрепление своей личной власти не оправдались. Его власть была ограничена Сеймом, делившимся на две палаты: Сенат, в котором заседали магнаты и высшее католическое духовенство, и Посольскую избу, включавшую в себя по два шляхтича от каждого региона государства. Численное превосходство польской шляхты над литовской в Сейме составляло примерно три к одному. Король без согласия Сейма не мог принять никакого решения — ни о войне, ни о серьёзных реформах. Литовцы настояли на том, что решения Сейма должны были приниматься единогласно. На практике это правило стало источником анархии в государстве — любые решения принимались с огромным трудом, а споры иногда заканчивались настоящими сражениями. Когда на Сигизмунде II мужская ветвь династии Ягеллонов оборвалась, Сейм долго не мог определиться с кандидатурой короля. Вот при решении вопроса о приглашении на польский престол Генриха Валуа и дошло до вооружённых столкновений.

  • Акт Люблинской унии 1569 года
  • © Public domain

Но в целом по итогам Люблинской унии возникло более или менее единое государство с общей финансовой системой и единым административным делением. Речь Посполитая стала одним из крупнейших государств Европы. Кстати, ещё до люблинских договорённостей Волынь, Подолье и другие литовские территории с русским православным населением стали частью Польши.

— Речь Посполитая включала в себя значительную часть территорий Древней Руси. Каким было положение их населения в составе нового государства?

— Для русского населения уния стала серьёзной проблемой. Если литовское дворянство что-то потеряло, но при этом что-то и приобрело, то приобретения православной русской знати и казацкой старшины были намного меньше. Что уж говорить о простом народе!

  • Люблинская уния, картина Марчелло Баччарелли
  • © Public domain

Генрих Валуа из Речи Посполитой быстро сбежал, потому что не хотел жить в Польше. Возведённый шляхтой на престол после него Стефан Баторий довольно быстро умер. В итоге на престоле оказался Сигизмунд III Ваза — шведский королевич, матерью которого была Катерина Ягеллонка — сестра скончавшегося короля Сигизмунда II Августа. Новый король был активным сторонником распространения католицизма. Все договорённости о веротерпимости при нём были нарушены. В 1596 году была заключена Брестская уния, породившая греко-католическую или униатскую церковь, подчиняющуюся папе римскому, несмотря на формальное соблюдение восточного обряда.

И вот поляки начали активно насаждать униатство в православных регионах. Против православия вводились жесточайшие ограничения. Помимо прямого религиозного, существовали социально-политический и экономический гнёт. Ведь православная знать не была приравнена в правах к польской и часто оказывалась в униженном положении. Достаточно вспомнить историю о том, как польские шляхтичи ворвались в дом к Богдану Хмельницкому, избили его сына, увезли женщину, с которой он жил после смерти жены, разорили усадьбу. Жалобы Хмельницкого польскому королю ничего не изменили. В результате, данная ситуация и стала поводом для начала знаменитого восстания. А другие православные магнаты или дворяне выбирали иной путь — принимали униатство или католичество и таким образом надеялись встать вровень с польской шляхтой. Положение простого народа было вообще тяжелейшим. Русских православных крестьян польская шляхта воспринимала как своих «рабов-хлопов».

  • Восстание Богдана Хмельницкого
  • © Public domain

— Какую роль сыграла Речь Посполитая в событиях Смуты в Русском государстве?

— Вмешательство Речи Посполитой в Смуту происходило поэтапно. Сначала притязания Лжедмитрия I на русский престол поддержала польская шляхта. От польской знати он получил средства и различные воинские подразделения. Но в дальнейшем польский король Сигизмунд III и католическая церковь увидели в происходящем возможность подчинить себе в духовном и политическом смысле Россию. В конце концов, часть московского боярства даже решила пригласить на престол польского королевича Владислава, сына Сигизмунда III. Поляки этим воспользовались для того, чтобы занять Москву. Причём, сам Владислав в столицу России так и не приехал. Тем не менее поляки надеялись полностью контролировать территорию нашей страны, овладеть её богатствами.

Но этим их планам не довелось воплотиться в жизнь. Напротив, после конфликтов XVII—XVIII веков Россия поучаствовала в разделах Речи Посполитой, и, в итоге, почти все земли с русским православным населением были возвращены под высокую руку российских государей. Но это уже другая история.

— В период своего расцвета Речь Посполитая считалась могущественным и одним из самых больших государств в Европе. Однако не прошло и ста лет с момента её создания, как она начала терять свои территории и международное влияние. С чем это было связано?

— Польские шляхтичи, добиваясь личных привилегий, не могли допустить, чтобы король представлял один из внутригосударственных центров влияния, например, чтобы это был кто-то из магнатов. Только два короля были поляками, а большинство королей приглашали из-за рубежа. Государство оказывалось в заложниках у амбиций польской знати. В такой ситуации контроль местного дворянства над своей страной не мог продолжаться долго. Соседние государства, выходцы из которых занимали престол Речи Посполитой, начинали всё активнее вмешиваться в её внутренние дела, отчего страна, конечно, не становилась сильнее.

Уже с 90-х годов XVII века Речь Посполитая начала постепенно терять свой суверенитет, превратившись в XVIII веке в арену для соперничества соседних государей. Выросло и российское влияние на польские дела. В конце концов, когда поляки попытались ввести в конце XVIII столетия новые правила существования Речи Посполитой, неудобные для соседей, это вызвало протест со стороны Австрии, Пруссии и России, который привёл к известным трём разделам её территорий.

  • Объявление генералом Кречетниковым манифеста императрицы Екатерины II о присоединении Волыни и Подолии к России
  • © Public domain

— Какое место занимает историческая память о Речи Посполитой в современной политической жизни Польши и Литвы?

— В Польше память о Речи Посполитой сохранялась на протяжении всей её истории. Идея о возрождении «великой Польши» от Балтийского моря до Чёрного моря стала главным питающим мифом польской интеллигенции и культуры. И сегодня она никуда не делась. А вот для литовских политических элит этот миф не имеет никакого значения. В Литве в большей степени постоянно подогревается интерес к истории Великого княжества Литовского, с прицелом переноса идеологического и политического влияния на соседнюю Белоруссию.

Источник

Статьи по теме

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

семнадцать − 4 =

Кнопка «Наверх»