Биология

«Папа римский и война: Неизвестная история взаимоотношений Пия XII, Муссолини и Гитлера». Кто руководил кампанией против евреев в Италии

Незадолго до начала Второй мировой войны кардиналы Римско-католической церкви выбрали нового папу, которому предстояло стать одним из самых неоднозначных понтификов в истории. Критики утверждают, что он сотрудничал с Гитлером и Муссолини, в то время как его защитники считают, что своими решениями он спас множество жизней. В книге «Папа римский и война: Неизвестная история взаимоотношений Пия XII, Муссолини и Гитлера» (издательство «Альпина Паблишер»), переведенной на русский язык Алексеем Капанадзе, историк и антрополог Дэвид Керцер рассказывает о деятельности папы римского во время войны. Предлагаем вам ознакомиться с фрагментом о том, почему французы подозревали Пия XII в симпатии к тоталитарным странам и как относились в Италии к его попыткам защитить крещенных евреев.

Глава 5. «Пожалуйста, не говорите мне про евреев»

Когда в 1937 году британское правительство направило Фрэнсиса д’Арси Осборна, 51-летнего профессионального дипломата,

Посланник — глава дипломатической миссии второго уровня рангом ниже посла.

в Ватикан, оно не ожидало от него многого. Этот протестант представлял страну, у которой не было официальных дипломатических отношений с Ватиканом, так что положение Осборна не выглядело особенно многообещающим. Но он прочно обосновался в Риме, 10 лет представлял Британию при Святом престоле и ни разу не покидал Вечный город более чем на несколько недель. Собственно, он и сейчас там остается: его тело покоится на римском протестантском кладбище.

Осборн происходил из аристократического семейства и позже унаследовал титул герцога Лидского. Этот высокий и стройный холостяк, постепенно теряющий шевелюру, тяготел к формальности обращения, типичной для его класса:

Grand gentilhomme (фр.) — гранд-джентльмен.

(как назовет его французский посол), человек немного чопорный, но в целом очаровательный и общительный. Денег у него было немного, но при этом он обладал экстравагантными вкусами — любил изящную одежду, выдержанное вино, виски, а также отличную мебель и великолепное столовое серебро. Встречаясь с папой или с кардиналом Мальоне, он говорил по-французски (все трое свободно владели этим языком). С двумя заместителями Мальоне он общался по-итальянски. Принадлежащий к англиканской «

«Высокая церковь» — одно из направлений протестантизма, стремящееся к сохранению дореформационного традиционного богослужения.

», Осборн был очарован архитектурными чудесами Ватикана, пышными обрядами, величием самого Рима.

При этом Осборн представлял британскую аристократию и в другом отношении. Речь идет о его терпимости в отношении итальянского фашизма и презрении к коммунизму и евреям. Это видно по его ранним депешам, отправляемым из Рима в Лондон. «Методы Коминтерна, — отмечал он в 1937 году, — в значительной степени разработаны благодаря блестящей выдумке, сметливости и разрушительным склонностям евреев в сочетании с семито-азиатским фанатизмом русских. Первые обрабатывают интеллектуалов, вторые же — массу, состоящую из неудачников». В следующем году в своем отчете, направленном британскому министру иностранных дел, он заявлял, что Ленин во многом полагался на «сметливость, циничную приспособляемость и безнравственную изобретательность евреев».

Как-то раз, в начале июля 1939 года, во время раскручивания кризиса вокруг Данцига, Осборн покинул свою прелестную резиденцию (откуда открывался вид на бескрайний парк «Вилла Боргезе») и дошел до Апостольского дворца Ватикана. Он явился туда с предупреждением от своего правительства. Предупреждение гласило: итальянцы заблуждаются, если думают, будто британцы станут сидеть сложа руки, глядя, как немцы захватывают Данциг. Захват Данцига будет означать войну. Когда Осборн отбыл, кардинал Мальоне вызвал итальянского посла и

Tardini notes, July 4, 1939, ADSS, vol. 1, n. 197; Pignatti to Ciano, July 3, 1939, DDI, series 8, vol. 12, n. 442. Через несколько дней Мальоне, следуя указанию папы, вызвал Пиньятти, чтобы повторить предупреждение: и Англия, и Франция «совершенно определенно решили объявить войну Германии», если та нападет на Данциг (Maglione notes, July 7, 1939, ADSS, vol. 1, n. 200; Pignatti to Ciano, July 7, 1939, DDI, series 8, vol. 12, n. 500).

его передать британское послание не только Муссолини, но и немцам.

Ни одной из потенциальных жертв агрессии гитлеровской коалиции не нравились попытки папы втянуться в переговоры об урегулировании их разногласий. В конце июня американский посол в Варшаве сообщил о том, с каким ужасом в верхних эшелонах польской католической церкви воспринимают прогерманскую (по их мнению) позицию папы. Их страшила его готовность пожертвовать Польшей, чтобы защитить католическую церковь Германии. Между тем в ходе очередного посещения Парижа Франсуа Шарль-Ру, французский посол в Ватикане, жаловался тамошнему папскому нунцию, какой контраст он наблюдает между отношением нового папы к державам гитлеровской коалиции и отношением к ним его предшественника. Посол отметил, что с момента избрания Пия XII громкие жалобы Ватикана на обращение немецких властей с католической церковью страны резко сошли на нет.

Нунций не замедлил известить папу о высказываниях французского посла, а заодно и о других тревожных новостях. Он писал, что уже некоторое время «наблюдаются перемены в отношении к Святому престолу во французском общественном мнении, не исключая и определенные католические круги, где такой процесс также заметен. Уже раздаются жалобы на то, что Святой Отец не высказался по поводу бомбардировки Албании, произошедшей в Страстную пятницу». Это

Biddle, Warsaw, to FDR, June 20, 1939, FDR Library, psfa 449, pp. 88–94; Mons. Valeri, Paris, to Maglione, June 20 and 21, 1939, ADSS, vol. 1, nn. 66, 68.

На фоне этих признаков угасающей популярности папу особенно расстраивало то, что он мало чего добивается, пытаясь достичь взаимопонимания с нацистскими властями. Он воздерживался от публичных высказываний, когда Германия аннексировала Австрию, а потом вторглась в Чехословакию, однако немецкое правительство не оставляло своего стремления ослабить церковь. Ситуация лишь ухудшалась — закрывались католические школы, конфисковывалось церковное имущество, священники подвергались гонениям, если недостаточно активно поддерживали нацистский режим. Папа отправил кардинала Мальоне передать предупреждение послу Италии при Святом престоле. По заявлению понтифика, если в скором времени ситуация в Германии не улучшится, ему придется высказаться. Это предупреждение стало первым в длинной череде беззубых угроз. Посол Муссолини с сочувствием относился к этим мыслям понтифика и разделял беспокойство папы по поводу того, что Германия не идет по тому же пути, что и итальянские фашистские власти, — по пути примирения с церковью. «Святой престол, — отмечал Пиньятти, — знал, что [Чиано] неоднократно пытался оказать воздействие на Берлин, рекомендовал соблюдать умеренность в принимаемых мерах и достичь соглашения со Святым престолом» (Pignatti to Ciano, July 5, 1939, DDI, series 8, vol. 12, n. 478).

, докладывал он, растет по мере того, как во французских газетах появляются новые и новые сообщения о несостоявшейся мирной инициативе папы, которую пресса преподносила как задуманную в угоду тоталитарным государствам.

Когда французский посол вернулся в Рим, его вызвал к себе папа. Шарль-Ру едва успел сесть, как понтифик удивил его такими словами:

— Итак, я слышал, вы мною недовольны!

Посол на время лишился дара речи.

— Да-да, мне это хорошо известно, — настаивал понтифик.

Шарль-Ру решил высказаться откровенно. У французов, пояснил он, сложилось впечатление, что политика папы идет вразрез с подходом его предшественника.

Вовсе нет, возразил папа. Да, его методы — немного иные, но французам необходимо понять, что (после захвата Германией как Австрии, так и некоторых областей Чехословакии) в границах рейха теперь живут 40 миллионов католиков. И ему приходится вести себя осторожно, чтобы не сделать ничего такого, что может ухудшить положение этих людей.

«Если имеется какой-то шанс облегчить их тяготы, долг папы — постараться воспользоваться такой возможностью, разве нет?» — спросил понтифик.

Папа признавал, что пока результаты его усилий, возможно, приносят разочарование. Ситуация с религией в Германии не меняется, хотя в ней наметились кое-какие просветы: например, отношение к церкви в германской прессе в целом улучшилось. В любом случае нельзя сказать, будто он хоть в чем-то верит Гитлеру. Эта вера давно подорвана из-за того, что фюрер не стал соблюдать условия

Фон Папен, в ту пору вице-канцлер Германского рейха, подписавший конкордат с Пачелли, направил 3 июля 1933 года из Рима телеграмму Гитлеру: «Сегодня Муссолини принял меня и подробно расспросил о состоянии переговоров по поводу конкордата. Он поручил мне передать канцлеру, что, на его взгляд, если Ватикан подпишет конкордат, это будет невероятно выгодно для Германии в ее нынешней изоляции. Она значительно улучшит международное общественное мнение. В заключение Муссолини сказал, что „заклинает вас не уезжать до тех пор, пока конкордат не будет успешно заключен“» (PAAA, GRk, R72095, 07).

, который сам папа, еще в бытность свою государственным секретарем Ватикана, вырабатывал в ходе переговоров вскоре после того, как Гитлер пришел к власти.

Французский посол ответил, что для папы было бы безрассудством предлагать Гитлеру какие-либо дальнейшие уступки.

Его собеседник не стал с этим спорить и сменил тему разговора. Если война все-таки разразится, следует учитывать, что Германия обладает огромной военной мощью, отметил папа.

Как и Франция с Британией, возразил посол.

Что касается Италии,

Отчет, который Шарль-Ру 6 июля 1939 года направил в Париж по итогам своей аудиенции у папы, состоявшейся накануне (MAEC, Papiers Duparc, ff . 68–72).

папа, завершая аудиенцию, то у него такое впечатление, что итальянский народ не одобряет прогерманские тенденции в политике своих властей, хотя он мало влияет на эту политику.

Если французского посла разочаровал явный, на его взгляд, уклон папы в сторону тоталитарных стран, то в середине июля он вместе со своим правительством

«Il Sant’Uffi zio revoca la proibizione della lettura dell’Action Française,» AI, July 16, 1939, p. 2; Pignatti to Ciano, July 17, 1939, tel. 2341/733, ASDMAE, APSS, b. 47. Муссолини получал и другие обнадеживающие известия о новом папе ; в частности, он узнал о тех заметках, которые папский нунций в Швейцарии сделал по итогам своего недавнего посещения Ватикана. Нунций отмечал, что после восшествия Пия XII на папский престол атмосфера в Ватикане совершенно переменилась. Он лично пообщался с папой, который «с величайшей симпатией говорил о фашизме и о своем искреннем восхищении Дуче». В ходе этой беседы папа объяснил, что полностью реорганизовал «Итальянское католическое действие» во избежание дальнейших конфликтов с правительством. Понтифик также заявил, что очень хочет достичь соглашения с фюрером. Говоря о визите Гитлера в Италию, который состоялся в мае 1938 года, папа сообщил, что «тщетно пытался не допустить протестов своего предшественника против демонстрации свастики в Риме» (Attilio Tamaro, Bern, to Ciano, July 21, 1939, tel. 3461/1236, ASDMAE, APSS, b. 43).

еще больше, когда папа решил отозвать официальное осуждение его предшественником французской организации Action Française. Ватикан годами ранее поместил газету этого антисемитского католико-монархического движения в свой «Индекс запрещенных книг» — список изданий и публикаций, которые не должен читать добропорядочный католик. Сообщая Чиано о таком решении Пия XII, итальянский посол увязал его с «глубокой симпатией, я бы даже сказал, почти слабостью [нового папы] к знати». Новый понтификат, заключал он, «постепенно обретает свои характерные черты, не имеющие ничего общего с чертами предшествующего».

***

С избранием Пачелли папой римским у Муссолини пропала необходимость беспокоиться об одном вопросе — о возможном папском протесте по поводу кампании, развернутой диктатором против итальянских евреев, которых начали вытеснять из школ и университетов страны, лишать работы. Папа не стал критиковать расовые законы, устно или письменно, ни в 1939-м, ни в последующие годы, когда они оставались в силе.

Хотя папа публично не проявлял признаков недовольства антисемитской кампанией, он продолжал

«Colloquio con Rev.mo Padre Tacchi Venturi, May 11, 1939,» ASRS, AA.EE.SS., Pio XII, Asterisco Italia, posiz. 1054*, ff. 248–249. В августе отец Такки Вентури убедил Пия XII дважды замолвить слово за крещеных евреев, хотя и не публично. Первая просьба касалась решения правительства изгнать из государственных школ страны детей, родившихся у еврейских родителей и принявших крещение после октября 1938 года. Вторая просьба касалась закона, запрещавшего тем католикам, которые считались принадлежащими к «еврейской расе» ( то есть выкрестам и детям выкрестов), вступать в брак с представителями «арийской расы» ( то есть с католиками нееврейского происхождения). (Montini notes, August 12, 1939, ADSS, vol. 6, n. 49; Maglione to Borgongini Duca, August 23, 1939, n. 51.)

за католиков из числа крещеных евреев и детей евреев. «Эти несчастные, будучи католиками, являются детьми Христовыми, — настаивал папский эмиссар-иезуит, — и они обладают теми же правами и обязанностями, что и все прочие католики». И если церковь не придет им на помощь, это может «заронить в их души искру сомнения, показать, что Церковь оставила их, и они проклянут день своего обращения или, хуже того, совершат акт отступничества в надежде, пусть и иллюзорной, что им окажут действенную помощь иудеи» .

При Муссолини главным чиновником, руководившим кампанией против евреев, был 44-летний Гвидо Буффарини-Гвиди, заместитель министра внутренних дел Италии. (Муссолини оставил пост министра за собой.) Все

В Италии префект — высокопоставленный государственный служащий, член Корпуса префектов, официальный представитель государства в провинции, где он координирует деятельность руководства полиции и выполняет ряд политических функций.

и полицейские Италии подчинялись Буффарини, так что он обладал колоссальной властью. Этого коренастого, румяного человека, весьма хитроумного и вероломного, в немецком посольстве в Ватикане считали самым талантливым фашистом Италии. По слухам, Муссолини говорил о нем так: «Буффарини — такой лжец, что никто не дерзнет поверить даже ничтожному проценту из всего, что он произносит». И тем не менее диктатор

De Felice 1974, p. 299, 1981, p. 280; D’Aroma 1958, p. 218; Moellhausen 1948, pp. 203–205; Innocenti 1992, p. 169. Попытки Ватикана убедить Чиано вмешаться в происходящее и добиться, чтобы к тем, кто перешел в католичество из иудаизма, относились как к «арийцам», отметались с порога. «Умоляю, не втягивайте меня в эти дела с евреями», — отозвался Чиано в апреле на просьбу нунция (Borgongini to Maglione, April 19, 1939, ASRS, AA.EE.SS., Pio XII, Parte Asterisco, Italia, posiz. 1054*, ff. 231r—232r).

ему управление повседневными государственными делами.

Буффарини старался извлекать максимум выгоды из своего служебного положения. Так, он обзавелся побочным бизнесом, предлагая поддельные свидетельства о принадлежности к католичеству отдельным евреям (за 

Документальное подтверждение того, что Буффарини получал финансовую выгоду из расовых законов на пару с Антонио Ле-Пера, директором управления, которое отвечало за их применение, можно найти в материалах расследования 1944 года: ACS, Ministero delle Finanze, Profi tti di regime, b. 7. См. также: Canali and Volpini 2019; Giovanni and Palla 2019.

), а кроме того, у него была налажена фабрикация фальшивых приходских записей о крещении. За определенную мзду его чиновники «обнаруживали», что ребенок, рожденный матерью-католичкой от еврея, на самом деле является плодом внебрачной связи матери с любовником-католиком, не принадлежащим к числу евреев. Такие дети обретали статус чистокровных арийцев, то есть «чистых» католиков.

В конце августа монсеньор Боргоньини, папский нунций в Италии, был направлен к Буффарини, чтобы передать тому очередную жалобу папы на обращение властей с крещеными евреями. Едва войдя в кабинет замминистра, нунций так и опешил, увидев на стене табличку: «Пожалуйста, не говорите мне про евреев». И в самом деле, когда нунций все-таки рискнул поднять этот вопрос, Буффарини прервал его на полуслове: «Сейчас не время. Как вы знаете, международная синагога в своих усилиях по разжиганию войны противостоит Италии».

Нунций возразил: «Но ведь именно из-за того, что мы сейчас на грани войны, многие крещеные евреи, которых сейчас изгнали из армии, готовы сражаться за Италию, могу вас в этом уверить. Так что я бы предложил вам изменить дату 1 октября 1938 года [крещение, принятое после этой даты, уже не освобождало итальянских евреев от действия расовых законов] на, скажем, 31 декабря 1939 года». По его словам, новая дата предоставит «еврею возможность искупления путем крещения, после чего он сможет стать солдатом и защищать свою страну. Тогда вы, увидев, как он рискует своей жизнью, уже не сможете подозревать, будто эти люди совершают религиозное обращение лишь по эгоистическим мотивам».

Замминистра не пошел ни на какие уступки, но пообещал: если станет ясно, что война и в самом деле вот-вот грянет, он (возможно)

Borgongini Duca to Maglione, August 30, 1939, ADSS, vol. 6, nn. 126, 127. При этом немецкие епископы проявляли немалую озабоченность по поводу тех бед, которые обрушились на «неарийских католиков», как они их именовали. Это отражено в служебной записке, которая так и называется: «Тяжелое положение католиков еврейской расы в Германии» (ASRS, AA.EE.SS., Pio XII, parte Asterisco, Stati Ecclesiastici, posiz. 575*, ff. 184r—196r).

это предложение.

Подробнее читайте:
Керцер Д. Папа римский и война: Неизвестная история взаимоотношений Пия XII, Муссолини и Гитлера / Дэвид Керцер ; Пер. с англ. [Алексея Капанадзе] — М. : Альпина Паблишер, 2024. — 836 с.

Источник

Статьи по теме

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

3 × четыре =

Кнопка «Наверх»