Биология

«Природа советской власти: Экологическая история Арктики». Как строились ГЭС на Кольском полуострове

В начале ХX веке на Кольском полуострове не было крупных городов и промышленных предприятий, а население не превышало 10 тысяч человек. Однако менее чем через 100 лет он стал одним из самых населенных, промышленно развитых и загрязненных районов Арктики. В книге «Природа советской власти: Экологическая история Арктик (издательство «НЛО»), переведенной на русский язык Еленой Кочетковой, историк Энди Бруно рассказывает, как трансформация этой территории повлияла на советский опыт регионального развития. Предлагаем вам ознакомиться с фрагментом, посвященным строительству ГЭС на Ниве и Туломе, а также их воздействию на ландшафт и местные экосистемы.

***

Середина XX века во многих отношениях была эпохой «белого угля» — этот термин часто применялся в отношении производства электричества при помощи гидроэлектростанций. В это время гидроэнергетика стала неотъемлемой частью развития Альпийских гор, превратив их, по 

Landry M. Europe’s Battery: The Making of the Alpine Energy Landscape, 1870–1955. PhD diss., Georgetown University, 2013.

историка Марка Лэндри, в «батарею Европы», а также преобразовала реку Колумбия в Северной Америке, сделав из нее, по 

White R. The Organic Machine. New York: Hill and Wang, 1995.

историка Ричарда Уайта, «органическую машину». Установка гидроэлектрического оборудования также способствовала переустройству реки Нил в процессе строительства Асуанской плотины в Египте, а также реки Янцзы в Китае при возведении электростанции «Три ущелья» и во многих других случаях. После революции в России большевистские лидеры обещали увеличить электрические мощности страны. Запустив в 1920 году план ГОЭЛРО, советские власти начали интенсивное строительство электростанций в Ленинградской области и на реках Днепр и Волга. Эти инициативы были еще больше расширены в сталинский период, когда в 1928 году ГЭС стали производить 4 процента всей электроэнергии в стране. В 1937 году этот показатель вырос до 8 процентов, а в 1950 году он составил 15,2 процента.

Из-за нехватки других источников энергии Кольский полуостров стал особенно важным для советского гидроэнергетического проекта. До запуска плана ГОЭЛРО и даже до начала Гражданской войны Высший совет народного хозяйства выделил средства для исследования возможностей гидроэнергетического строительства на реке Ниве. План ГОЭЛРО включал в себя изучение рек Мурманского края, включая Тулому, Ковду, Териберку и Ниву. Первоначальные советские исследования обнаружили большой потенциал у «мощных потоков рек и водопадов» («белого угля») этого региона. Согласно одной оценке 1923 года, реки Нива и Тулома вместе с менее мощными реками могли дать

Пашенцев Д. С. Водные силы Мурманского края и возможность использования их в целях развития экономической жизни // Производительные силы района Мурманской железной дороги. С. 207–213.

600 000–700 000 лошадиных сил (примерно 447 420–521 990 киловатт) мощности для производства электричества.

Первый проект на реке Ниве реализовывался вместе с разработкой апатитов в Хибинских горах. Нива представляет собой короткую водную артерию длиной 34 километра в южной части Кольского полуострова, которая берет начало в виде 127-метрового спуска у озера Имандра и, пересекая небольшие озера, впадает в Кандалакшский залив Белого моря. В ходе инженерной трансформации Нива превратилась из узкой реки с быстрым течением и крутыми берегами в водоем с медленным течением, окруженный болотами. Руководители и рабочие «Апатита» летом 1930 года для выполнения срочных планов установили турбогенераторы низкой мощности, в то время как недавно основанная компания «Нивострой» разрабатывала планы строительства каскадов ГЭС на этой реке.

Первые работы начались в средней части со строительства ГЭС «Нива-2» в Плесозеро. Этот проект стал реализуемым благодаря энергии, произведенной физически телами жертв государственных репрессий. Советские чиновники

Шашков В. Я. Спецпереселенцы на Мурмане. С. 53; ГАМО. Ф. 773. Оп. 1. Д. 15. Л. 225.

72 000 спецпоселенцев для участия в гидростроительстве на Ниве. Сельсовет поселка Нива

Матвеев А. Спецпоселок // Спецпереселенцы в Хибинах: Спецпереселенцы и заключенные в истории освоения Хибин (Книга воспоминаний). Апатиты: Хибинское общество «Мемориал», 1997. С. 166–168.

, что спецпоселенцы трудились по десять часов в день, не имели надлежащей одежды для работы в холодных и заболоченных районах, получали заработную плату, недостаточную для приобретения нужного количества продуктов питания, часто болели и страдали от обморожений и травм, полученных на рабочем месте: «Калорийность [пищи] невысока. Мясо (почти всегда конское) и рыба бывают редко, жиры почти полностью отсутствуют». Питание большинства спецпоселенцев «ни с качественной, ни с количественной стороны нельзя признать достаточным». Недостаток питания предсказуемо становился причиной более низкой производительности рабочих из числа спецпоселенцев, не получавших достаточно энергии с пищей.

Многие вольнонаемные рабочие, трудоустроенные «Нивостроем», разрывали трудовые договоры и бросали работу из-за невыносимо тяжелых условий. Озабоченный таким положением дел начальник строительства М. К. Степанченко, как он писал в ноябре 1932 года, видел причины серьезного дефицита рабочей силы в «наших особых климатических условиях». Стремясь избежать необходимости поставлять продукты для неработающих женщин и детей, он предлагал принудительно привезти «финских перебежчиков в количестве до тысячи человек»: «Ввиду их малосемейности они более устроили бы строительство, чем новая партия спецпереселенцев, так как дальнейшее жилищное строительство на Нивострое, уже выросшее до двенадцатитысячного города, явно нецелесообразно». Степанченко, кажется, считал, что финны будут лучше справляться с кольским климатом. Суровая северная природа была испытанием как для наемных, так и для подневольных рабочих; для работы и выживания в холодных условиях требовалось больше калорий для элементарного поддержания температуры тела.

Плохие условия работы, недостатки планирования, внезапные аварии и заморозки задерживали строительство. Некоторые из этих инженерных проблем позднее станут основным препятствием для извлечения энергии из каскада реки Нивы. Тем не менее ГЭС «Нива-2» была открыта в июне 1934 года; на ней было установлено оборудование, дававшее 60 000 киловатт, то есть почти

Шашков В. Я. Спецпереселенцы в истории Мурманской области. С. 147–151; Кайбышева Л. С. Электрическое сияние Севера. С. 10–18; Палумбо В. М., Дмитриев Г. Д. Состояние, проблемы и перспективы гидроэнергетики Кольского полуострова. С. 19–20; Берлин В. Летопись северных энергопроектов // Живая Арктика. 2002. № 1. С. 20–21; ГАМО. Ф. 773. Оп. 1. Д. 62. Л. 24.

больше, чем первые турбогенераторы в Хибинах, и больше, чем многие другие станции в стране в это время. Эта ГЭС дала возможность частично электрифицировать Мурманскую железную дорогу и организовать снабжение промышленных и городских объектов в Хибинах, позволяя увеличить производительность «Апатита» и жителей Кировска.

Строительство ГЭС «Нива-2» также стало причиной изменений местной экосистемы. Инженеры построили дамбу вдоль берега реки и использовали подземные турбины, чтобы обеспечить круглогодичное снабжение электричеством. В отличие от других водных артерий, река Нива имела естественные резервуары в виде озера Имандра и окружающих водных артерий, которые ограничивали площадь территории для затопления. Однако строительство на Ниве привело к резкому сокращению количества семги. Ранее жители небольших поселений рядом с рекой вылавливали довольно большое количество рыбы для торговли и собственных нужд. Один наблюдатель так

Семга реки Нива // Живая Арктика. 2002. № 1. С. 15.

в 1930 году о перспективах сокращения популяции семги: «Устройство гидростанций на Ниве совершенно закроет семге проход вверх по реке к находящимся там основным местам ее нереста и, по-видимому, полностью оборвет здешнюю ее популяцию».

Советские плановики были более обеспокоены вопросом обеспечения электроснабжения, чем рыболовством, и река Тулома в северо-западной части Кольского полуострова стала следующей в их планах. Они надеялись превратить ее в мотор, который бы снабжал дополнительной энергией «Апатит», никелевые рудники Монче-тундры и будущий химический комбинат в Кандалакше, а также растущие потребности Мурманска. До начала строительства длина реки Туломы составляла

Григорьев С. В. Река Тулома — источник энергоснабжения Кольского полуострова // Карело-Мурманский край. 1934. № 3–4. С. 37–38; ГАМО. Ф. Р-959. Оп. 1. Д. 1а. Л. 18.

76 километров от озера Нотозеро до Кольского залива Баренцева моря у города Колы. Первая из двух планировавшихся на Туломе ГЭС — Нижнетуломская — должна была быть построена рядом с Колой у нового поселка Мурмаши. Планировщики предусмотрели станционную установку, состоящую из «силового корпуса с подводящим и отводящим каналами и сопрягающих левой и правобережной дамб», «глухой плотины смешанного типа» и «рыбохода».

Как и раньше, для реализации проекта использовалась энергия заключенных. Строительством Нижнетуломской ГЭС, как и железной дороги Мончегорск — Оленья, силами заключенных ГУЛАГа занималась администрация Беломорско-Балтийского комбината НКВД. Рабочие трудились в плохих санитарных условиях. Один заключенный ГУЛАГа, прибывший на строительство в 1933 году, вспоминал, как они «быстро заготовили лес и торф и построили более сотни землянок и бараков — надо было выдерживать сорокаградусные морозы». Другой заключенный позже так описывал требования к физической работе: «На водосбросе, плотине, здании станции работы велись одновременно и быстро, хотя техники и не хватило. Использовались тачки, телеги, вагонетки, которые толкались вручную, в лучшем случае конной тягой». Взрывы в ходе строительства плотины

Киселев А. А. ГУЛАГ на Мурмане. С. 3. См. также: ГАМО. Ф. Р-959. Оп. 1. Д. 1а. Л. 3–96; Ф. Р-990. Оп. 1. Д. 3. Л. 38–58.

нескольких рабочих.

Хотя советское правительство все чаще цензурировало сообщения о принудительном труде, строительство ГЭС на Туломе часто расхваливалось официальной пропагандой как успешный пример социалистического строительства. Общественные дискуссии о труде заключенных касались новых отношений между людьми и окружающей средой, что свидетельствовало как о возвышении человека, так и о его зависимости от природы. «Так растут на Туломе люди, призванные разрешить сложнейшие технические задания и в то же время перевоспитать армию бывших преступников, —

Альтерман С., Гермайзе Е. Гидростанция на Туломе // Карело-Мурманский край. 1934. № 12. С. 50.

в одной статье. — Неузнаваемы стали Мурмаши. Скалы отодвигаются, меняются очертания берегов горной Туломы. Но люди изменяются еще больше, чем природа».

Затопление территории для Нижнетуломской ГЭС изменило физический ландшафт и вынудило людей покинуть дома. Государственные деятели при этом оценивали происходившие изменения в экономических терминах. Государственная комиссия, следившая за строительством,

ГАМО. Ф. Р-959. Оп. 1. Д. 1а. Л. 19–19 об.

, что «общая площадь затопления берегов района 2735 га, из которых 1691 га падает на лесную площадь и 712 на болота с зарослью. В связи с этими затоплениями произведено перенесение в незатопляемые места трех колхозов, в составе 30 дворов». Тридцать домов были, несомненно, несравнимы с миллионами людей во всем мире, вынужденными покидать место своего жительства, чтобы освободить место для плотин гидроэлектростанций в ХX веке. Перемещения населения в малонаселенной Арктике

Leslie J. Deep Water: The Epic Struggle of Dams, Displaced People, and the Environment. New York: Farrar, Straus and Giroux, 2005.

, что модерные государства отдавали предпочтение развитию энергетической инфраструктуры, а не сельской жизни.

После окончания строительства советские власти торжественно отмечали возведение Нижнетуломской ГЭС как победу над силами природы. Они

ГАМО. Ф. Р-959. Оп. 1. Д. 1а. Л. 5

тем, что «Нижнетуломская ГЭС является самой северной в мире гидростанцией районного значения и осуществлена в короткий срок — 1934–1936 годы — в трудных природных условиях Заполярья». Как и большинство других советских начинаний на Кольском полуострове, Нижнетуломская ГЭС была непростым проектом из-за многочисленных сложностей, связанных с особенностями окружающей среды, вторгавшимися в ход строительства и мешавших его завершению. Например, оттаивание замерзшей земли создавало серьезные проблемы для плотины. Один из управляющих строительством в 1938 году признавал, что «местные условия работ заполярья (темнота, снежность и т. д.) при разработке проекта организации работ учтены не были, что в результате привело к большим простоям времени и средств». Несмотря на эти трудности, Нижнетуломская ГЭС была введена в строй в 1937 году, достигнув к 1940 году мощности 67 400

ГАМО. Ф. Р-990. Оп. 1. Д. 3. Л. 18. Хотя в документе не указана единица измерения, скорее всего, речь идет о киловатт-часах.

.

Подробнее читайте:
Бруно, Э. Природа советской власти: Экологическая история Арктики / Энди Бруно; пер. с англ. Е. Кочетковой; науч. ред. Ю. Лайус. — М.: Новое литературное обозрение, 2024. — 344 с.: ил. (Серия Historia Rossica).

Источник

Статьи по теме

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

13 − пять =

Кнопка «Наверх»